загруженоПосле принятия ряда люстрационных норм прошло несколько месяцев. Итак, можно уже оглянуться назад и сделать определенные выводы относительно их реализации. Первоочередных изменения претерпела судебная система, которую законодатель решил кардинально «переформатировать» и обновить. Первыми под «перезагрузки» попали председатели высших специализированных судов страны. Именно им придется отвечать за воплощение основных положений закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Изменится отношение граждан к судьям? Исчезнут оскорбительные обвинения? На эти и другие вопросы согласился ответить новоизбранный председатель Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Борис Гулько.

«Когда чувствуешь вдохновение для достижения новых целей, пытаешься вовсю реализовать свой ​​потенциал»

– Борис Иванович, позвольте поздравить вас с назначением и пожелать продуктивной работы на новой должности. Ваше назначение открыло новую страницу в работе ВСС. Какие стратегические задачи для себя вы уже успели наметить?

– Спасибо за поздравления и актуально пожелания. Полномочия председателя суда, в том числе и высшего специализированного, четко определены в ст.34 закона «О судоустройстве и статусе судей». Прежде всего это обеспечение деятельности судебной учреждения на должном уровне. Речь идет об эффективной работе судебных палат ВСС, пленума суда, Научно-консультативного совета ВСС, всех структурных подразделений. Главная задача ВСС – обеспечить единство судебной практики по вопросам применения законодательства при решении дел, справедливое судебное разбирательство в разумные сроки. Поэтому своей основной задачей усматриваю добросовестное выполнение требований закона для совершенствования организационного обеспечения осуществления судопроизводства.

Также отмечу, что, учитывая имеющиеся в суде наработки, кадровый потенциал, начинаю я не с чистого листа, а потому нет никаких препятствий для достижения поставленной цели.

– За 3 года работы в ВСС вы ни разу не выдвигали свою кандидатуру на административные должности, не находились в составе органов судейского самоуправления. Вы были готовы к тому, что коллеги поддержат именно вас? На чем строили свою «предвыборную агитацию»?

– Никакой «предвыборной агитации» я не проводил. Во время собрания только отметил, что в случае избрания на должность ответственно выполнять обязанности руководителя суда, определенные законом. Должность председателя суда предусматривает чрезвычайную ответственность и требует профессионализма, взвешенности и мудрости. Мне, конечно, приятно, что коллеги поддержали мою кандидатуру, и теперь самое важное – оправдать их доверие.

– К переводу в ВСС вы длительное время занимали административные должности в Шевченковском районном суде Киева, пройдя путь от стажера судьи к голове. Продвижения по ступеням судебной системы было для вас мечтой или самоутверждением как специалиста?

– По моему мнению, профессиональный рост – естественный процесс для любого человека. Все мы во время работы приобретаем определенный опыт, получаем новые знания и со временем понимаем, что уже готовы к выполнению более сложных задач.

Так же сложилось и у меня. Начал свой ​​профессиональный путь с должности стажера, впоследствии стал судьей.Работая заместителем председателя в Шевченковском районном суде Киева, получил ценный опыт административной работы. Поэтому, когда возглавил Шевченковский райсуд, который по составу судей был не меньше, чем некоторые апелляционные суды, четко осознавал проблемы, которые существуют в учреждении, и понимал пути их решения.

Не могу сказать, что когда-то мечтал занять кабинет председателя ВСС. Так же не думаю, что эта должность нужна для самоутверждения. Просто, когда чувствуешь в себе вдохновение для достижения новых целей, пытаешься вовсю реализовать свой ​​потенциал. Поэтому на этой ответственной должности у меня есть возможность аккумулировать весь свой ​​опыт в решении административных вопросов.

– Как вы считаете, одного года будет для вас достаточно, чтобы проявить себя как руководитель? Чувствуете ли вы в себе силы возглавлять суд два срока подряд? Стремиться этого?

– Вопрос о сроке, на который избирают председателей судов и их заместителей, было одним из наиболее дискуссионных при рассмотрении закона в парламенте. Обсуждались и другие предложения относительно срока пребывания на админдолжности. Оправдана нынешняя позиция – покажет время.

По моему мнению, для совершенствования работы суда достаточно даже одного года в должности, если четко ставить перед собой задачи и эффективно организовывать работу. Поэтому никакой проблемы я в этом не вижу. К тому же это будет поддерживать любого руководителя в тонусе, не позволяя расслабиться, потому что очень скоро ему придется отчитываться о проделанной работе.

Если же коллектив будет доволен работой председателя суда, то может продлить срок его пребывания в должности, поскольку в нынешних условиях судьи сами решают вопрос избрания руководства.

Сейчас самое важное для меня – реализовать уже намечены задачи. Оценку же моей работе, как я уже сказал, даст коллектив.

«Голова любого суда не имеет и не должен иметь никакого влияния на судей»

– Вы, хоть и с небольшим опозданием, получили своих заместителей. Процедура растянулась аж на 2 дня.Почему, по вашему мнению, ни один из кандидатов так долго не мог заручиться поддержкой большинства коллег? Или не пол Связано это с тем, что ВСС условно объединяют 2 отдельные суды: по уголовным и вгражданским делам?

– В том, что процесс избрания заместителей председателя суда несколько затянулся, я не вижу ничего негативного.Выборы проходили по демократической процедуре, каждый имел право выдвинуть свою кандидатуру или кандидатуру коллеги. В суде работают специалисты с большим опытом работы, в том числе и на административных должностях. Поэтому, конечно, коллектив не мог сразу определиться, кого поддержать. На мой взгляд, это вполне естественно, поскольку такая процедура избрания руководства для многих была новой.

Говорить же о неопределенность в суде, в том числе и между представителями палат, неуместно. Коллектив ВСС – единственный и готов к слаженной работы.

– Коллектив ВСС достаточно многочисленный, состоит из профессионалов. И каждый судья – это сложившаяся система взглядов и убеждений, которые порой могут идти вразрез со стратегией руководителя. Методы управления судебным учреждением, на ваш взгляд, могут быть наиболее эффективными?

– Отмечу, что глава любого суда не имеет и не должен иметь никакого влияния на судей при исполнении ими своих профессиональных обязанностей. Рассмотрение каждого дела – личная ответственность судьи, и при принятии решения полагаться он может только на себя. Однако, изучая материалы дела, судья может посоветоваться с коллегами по тому или иному спорному вопросу по применению законодательства.

Зато председатель суда должен делать все от него зависящее для обеспечения эффективной деятельности учреждения, организовывать изучение и обобщение судебной практики, заботиться об информационно-аналитическом обеспечении судей, выполнять другие определенные законом полномочия. Поэтому я не думаю, что выполнение моих профессиональных обязанностей может пойти вразрез с позицией одного из судей и спровоцировать конфликтные ситуации.

Вместе с тем председатель суда должен быть открытым для коллектива, прислушиваться к мнению судей и работников аппарата. Только тесная коммуникация с коллективом обеспечивает слаженную работу.

Методам управления судом скажу, что основными из них являются:

сведение к минимуму несуддивських (или чисто административных) функций, которые выполняют судьи, путем организации надлежащего выполнения работниками аппарата суда;

обеспечение максимальной доступности суда для пользователей и посетителей;

налаживание эффективной работы всех подразделений и служб учреждения.

– Ваш предшественник, Андрей Солодков, не присутствовал во время голосования. Дал он вам какие-либо напутственные или советы, которые могли бы облегчить «вхождения» на должность?

– Нет, по этому поводу у меня разговора с Андреем Андреевичем не было.

«Ложное представление о судах основном нав ‘связано обществу негативными высказываниями об их деятельности»

– Как повлиял на судей и на вас лично присутствие на общем собрании ВСС общественных активистов? Стало ли это катализатором для принятия решения в вашу пользу? Как вы совершать, если общественность потребует своего присутствия на заседаниях судебных коллегий или пленума ВСС?

– В ст.11 закона «О судоустройстве и статусе судей» четко определено, что рассмотрение дел в судах происходит открыто, кроме случаев, установленных процессуальным законом. Кроме того, в п.7 ч.2 ст.129 Конституции провозглашен принцип гласности судебного процесса, с изъятиями, предусмотренными процессуальным законодательством Украины, например в случае рассмотрения дела в закрытом судебном заседании. Поэтому, конечно, если журналисты или граждане захотят присутствовать на судебных заседаниях, мы предоставим им такую ​​возможность, как предоставляем ее и теперь. Другой позиции здесь даже быть не может, ведь это требование закона.

Однако при этом необходимо учитывать мнение участников судебного процесса: если кто-то из них против ведения фото-и видеосъемки, судья должен принять соответствующее решение. Кроме того, существуют объективные факторы – иногда из-за недостаточного количества мест в залах судебных заседаний не все желающие могут попасть на слушания.

Что касается присутствия общественных активистов на последнем собрании судей ВСС, то не думаю, что это каким-то образом повлияло на ход голосования. Выборы председателя ВСС проводились в соответствии с законом, и никаких нареканий по поводу их организации не было. Поэтому, по моему мнению, присутствие на собрании представителей общественности – в определенной степени положительный фактор, продемонстрировал открытость избирательного процесса.

Одновременно некоторое напряжение было, но только через поведение отдельных представителей общественности. Учитывая это и на информацию, которую мы получили из других судов об избрании их руководителей, считаю, что законопроект «О внесении изменений в Закон Украины« О судоустройстве и статусе судей »(относительно обеспечения невмешательства в деятельность судейского самоуправления) (№ 4771) имеет право на жизнь.

Кроме того, считаю, нужен комплексный закон о института безопасности судей, который может включать в себя гарантии, предусмотренные, в частности, и упомянутым проектом.

– Почему, по вашему мнению, в обществе о судебной системе сложился стереотип как о коррумпированной ветвь государственной власти? Вас лично не обижают такие огульные подозрению во взяточничестве?

– Такие негативные отзывы в значительной степени сформированы на основе отдельных случаев. Ложное представление о судах основном навязано обществу негативными высказываниями об их деятельности.

Становление судебной системы как социального института связано с развитием демократических принципов общественной жизни, правосознанием граждан и их правовой культурой. Не следует забывать, что суд решает, как правило, спор двух сторон (как в гражданских, так и по уголовным делам), и одна сторона практически всегда остается неудовлетворенной. Причину своего «поражения» граждане ищут в суде, часто заявляя при этом о его коррумпированности, и даже не думают, что именно они не доказали своей правоты в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Хотя нельзя не согласиться с тем, что нынешняя ситуация в сфере взаимодействия суда и общества требует изменений. Для повышения доверия граждан к судебной власти ее авторитет должен быть безоговорочным.Каждый судья должен иметь осознанное чувство ответственности перед обществом, быть независимым и руководствоваться только принципами законности и справедливости. Одновременно чрезвычайно важным фактором формирования положительного мнения о судебной системе есть личное впечатление посетителей, ведь для них суд начинается с помещения, где их встречают. Поэтому большую роль играет толерантное отношение работников аппарата, их профессионализм, высокие морально-этические качества.

Принципиально важно, чтобы суды были максимально открытыми для общественности. Тогда в прессе будет значительно меньше негативного, необъективной информации, подрывает доверие к судам. Надеюсь, благодаря нашим совместным усилиям общественное мнение об отечественной Фемиде изменится.

«Проверка должна основываться на необходимости целенаправленных изменений в судебной системе, а не на мести»

– С принятием закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» в судейских рядах раздаются разные мнения. Каково ваше личное отношение к предлагаемому алгоритму обновления? Считаете ли вы подобные меры необходимыми?

– Независимость судебной власти в демократическом обществе является одной из основополагающих гарантий действия принципа верховенства права, справедливого и беспристрастного защиты конституционных прав и свобод граждан, обеспечения правопорядка и уважения к закону. Очевидно, что работа судебной системы требует совершенствования, и упомянутый вами закон направлен именно на решение актуальных проблем в сфере правосудия. Кроме того, в контексте евроинтеграционных стремлений Украины одним из обязательств перед Советом Европы является реформирование национальной судебной системы. Но вопрос в другом: будут введены механизмы эффективными?

Я внимательно следил за тенденциями развития законопроектов, направленных на восстановление доверия к судебной власти, и должен отметить, что несомненным преимуществом окончательного варианта является отвод ключевой роли в этом процессе «переформатирован» Высшем совете юстиции. Ведь этот коллегиальный орган будет рассматривать вывод созданной в соответствии с законом временной специальной комиссии по проверке судов общей юрисдикции о нарушении судьей присяги и принимать соответствующее решение. При этом необходимо акцентировать внимание на недопущении проведения проверки судей неконституционным способом, без тщательных подготовительных мероприятий. Пренебрежение же общепризнанными требованиями в сфере судопроизводства может привести к необоснованного увольнения судей с должностей. Есть проверка должна основываться на необходимости целенаправленных изменений в судебной системе, а не на мести.

Дискуссионной также норма закона о органа, который будет осуществлять проверку, поскольку в соответствии с европейскими стандартами процессуальную оценку работы судей может давать только высшая судебная инстанция. Поэтому, учитывая реалии, необходимо взвешенно подойти к формированию временной специальной комиссии, которая не является судебным органом. Ее состав и деятельность будут оценивать на соответствие, в частности, заключения № 3 (2002) Консультативного совета европейских судей относительно принципов и правил, регулирующих профессиональное поведение судей, а также Основных принципов независимости судей, одобренных резолюциями № № 40/32 и 40 / 146 Генеральной Ассамблеи ООН от 29.11.85 и 13.12.85.

Вместе с тем замечу, что принятый закон содержит много оценочных понятий, как «существенные ограничения» конституционных прав и свобод, не соответствует принципу юридической определенности и может привести к различного толкования и избирательного подхода.

– До сих пор не решена проблема обеспечения безопасности судей и их семей. А в свя связи с последними событиями в стране еще ​​и участились угрозы в адрес судей и попытки расправы над ними. Или чувствуют судьи ВСС в безопасности?

– Нам всем следует понимать, что безопасность судей – это одна из гарантий независимого правосудия. Для обеспечения законных интересов общества судья должен быть уверен прежде всего в собственной защищенности.Он должен принимать решения без какого-либо влияния, несмотря на публикации в средствах массовой информации или внешнее давление. Только при таких условиях будет гарантированно соблюдение принципов беспристрастности и законности. По моему убеждению, если наше государство избрало европейский путь развития, то необходимо обеспечить, в частности, и европейские стандарты правосудия. Применение некоторыми представителями общины неправовых подходов к решению дел, а иногда и причинение вреда здоровью работников судов, блокирование помещений и повреждения имущества – это опасные прецеденты использования механизмов неконституционного влияния на правосудие. Напомню, что именно независимость судебной власти является фундаментальной основой функционирования государственной власти в стране. Именно независимость судебной власти обеспечивает верховенство права, эффективную защиту прав и свобод.

«Обратная связь со общественностью позволит оперативно реагировать на возможные недостатки в работе ВСС»

– Почти год назад суд получил новое здание, но переезд что-то почему-то затянулся. Почему? Не хочется покидать родные места или не хватает средств?

– Как вы знаете, собрание судей, во время которых были избраны заместители Председателя суда, состоялись уже в новом помещении. Там уже работает судебная палата по гражданским делам, организовано рассмотрение гражданских дел в залах судебных заседаний. Сейчас принимаются меры по перемещению структурных подразделений аппарата, обеспечивающих деятельность ВСС, в частности управления правовой работы, финансово-экономическое управление, управление кадровой работы, обеспечения работы системы автоматизированного документооборота, информационного, хозяйственного обеспечения.

К сожалению, сейчас у нас нет технических возможностей для организации работы в новом здании судей судебной палаты по уголовным делам. Однако работа в этом направлении ведется, и я надеюсь на скорейшее решение этой проблемы.

– В конце прошлого года суд начал внедрение коммуникативной стратегии, призванной содействовать установлению диалога между судебной властью, в частности ВСС, и гражданами. На каком этапе ее внедрения?

– Безусловно, уровень доверия к суду в значительной степени зависит от его открытости. Поэтому ВСС еще на этапе становления обеспечивал эффективное взаимодействие с общественностью. Собственно, утверждение коммуникативной стратегии стало продолжением избранного нами курса на прозрачность и гласность. Большинство механизмов и мероприятий, определенных этой стратегией, уже длительное время реализуются и доказали свою действенность. На сайте ВСС и в информационных киосках систематически размещаются необходимые для граждан сведения, освещается деятельность суда, эффективно работает call-центр, налажено тесное сотрудничество с представителями СМИ.

Одновременно внедряются и новые механизмы взаимодействия с общественностью. Если вы просматривали календарь мероприятий коммуникативной стратегии, то, наверное, заметили, что на сайте ВСС планируется создать книгу жалоб и предложений. На стадии разработки – техническое задание для реализации этой инициативы. По моему мнению, такая обратная связь с общественностью позволит оперативно реагировать на возможные недостатки в работе ВСС. Также рассматривается возможность получения с сайта суда информации о движении кассационных жалоб и дел. Это достаточно удобный способ информирования участников процессов.

Кроме того, предусмотрено создание специализированного пресс-центра, оборудованного по новейшим технологиям и в соответствии с европейскими стандартами. Эта новация будет введена в новом помещении суда, где уже работает судебная палата по гражданским делам.

– Как вы считаете: коммуникативная удаленность судов от общественности – это историческая составляющая или объективная необходимость? 

– По моему мнению, не стоит делать такие предвзятые выводы. Конечно, не все представители судебной власти привыкли к публичности, но все чаще на страницах, в том числе и вашего издания, публикуются их интервью, комментарии и тому подобное. В последние годы судебная власть делает значительные шаги на пути налаживания более тесного диалога с обществом. Функционируют веб-сайты, на которых систематически публикуется информация о деятельности судебных органов, широко распространена практика проведения дней открытых дверей для студентов, представителей масс-медиа, что дает возможность ознакомиться с особенностями работы суда, пообщаться с работниками.

Однако следует учитывать и ст.54 закона «О судоустройстве и статусе судей» и Кодекс профессиональной этики судей, согласно которым судья не вправе разглашать тайну совещательной комнаты, информацию, которая стала ему известна в связи с рассмотрением дела, подвергать сомнению принятые судебные решения.

«Не существует гарантий, что любая новая система будет более эффективной, чем предыдущая»

– Уже не раз поднимался вопрос отсутствия диалога между судами различной юрисдикции. Почему, по вашему мнению, третья ветвь власти раз Объединенная? Готовы ли вы наладить сотрудничество с высшими специализированными судами и каким образом она должна осуществляться?

– По моему мнению, для решения сложных вопросов правоприменения следует наладить эффективное взаимодействие высших специализированных судов. Действительно, сейчас существуют определенные «точки пересечения» высших спецсуд, а потому необходимо разработать согласованную позицию, от которой во многом будет зависеть рассмотрение дел судами низшего уровня и, соответственно, то, насколько предсказуемыми для сторон будут решения по делам.

Кроме того, для определения общей позиции в дискуссионных вопросах представители высших специализированных судов имеют также участвовать в подготовке постановлений пленумов и даже принимать совместные постановления пленумов об одних и те же вопросы правоприменения. Могу заверить, что судьи ВСС осознают необходимость объединения усилий с судьями другой юрисдикции.Убежден, что и наши коллеги из административных и хозяйственных судов так же готовы к совместной работе.

– Поддерживаете ли вы предложение Верховного Суда по переходу к трехзвенной системы, по которой фактически придется ликвидировать высшие специализированные суды?

– Отвечая на ваш несколько провокационный вопрос, отмечу, что ВС и ВСС не является конкурентами в судебной системе. Они имеют общую цель – на основании закона решить спор, возникший между сторонами. И поэтому для меня как судьи кассационной инстанции не имеет принципиального значения: будет в государстве трехзвенная судебная система, и, что существует сейчас, или какая-то другая, видоизменена. Знаю одно: кассационный пересмотр судебных решений в государстве существовать и мы выполняли, так и выполнять эти функции.

Ключевым, по моему убеждению, должен быть не вопрос составляющих судебной системы, а то, насколько эффективно она может выполнять поставленные задачи – обеспечивать осуществление справедливого правосудия. При этом не существует гарантий, что любая новая система будет эффективнее предыдущей. В мире не сформировано единого подхода к решению вопроса о системе судов. При этом выбор зависит от многих факторов, в частности от формы государственного устройства, особенностей развития национальной правовой системы и т.д..

По моему мнению, есть в Украине система способна обеспечить надлежащее выполнение задач, стоящих перед судебной властью.Крайне важно, чтобы при проведении реформ законодатели не удавались до принятия поспешных решений, а подходили взвешенно к введению любых изменений.

Источник: sc.gov.ua