stk80117cor_001_433x433ВССУ разъяснил, что независимо от основания отказа в требовании о восстановлении на работе права на возмещение морального вреда нет.

Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел было рассмотрено дело № 6-15768св15 о восстановлении срока обращения в суд; признании решения об увольнении незаконными и восстановлении в должности; взыскании в среднего заработка за время вынужденного прогула и возмещении морального ущерба.

Решением районного суда, оставленным без изменений определением апелляционного суда, в пользу истицы взыскано моральный ущерб, в остальной части иска отказано. При этом суды исходили из того, что истица была уволена незаконно в связи с нарушением сельским советом части 3 ст. 184 КЗоТ, что дает право на возмещение морального вреда, однако отказали в восстановлении на работе из-за пропуска без уважительных причин срока обращения в суд.

Коллегия судей ВССУ не согласилась с выводами нижестоящих судов, указав о нарушении права истца на законное и справедливое рассмотрение дела, и сделала такой правовой вывод.

В соответствии с пунктом 7 ст. 40 КЗоТ трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, а также срочный договор до истечения срока его действия могут быть расторгнуты собственником или уполномоченным им органом в случае появления на работе в нетрезвом состоянии, в состоянии наркотического или токсического опьянения.

Согласно требованиям части 3 ст. 10 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений, предоставив доказательства в соответствии с требованиями статей 57-60 ГПК.

При этом в спорах о восстановлении на работе с учетом положений ГПК и КЗоТ доказывание правомерности увольнения работника возложено на работодателя.

Коллегия судей разъяснила, что нетрезвое состояния работника может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств (ст. 57 ГПК), которым суд должен дать соответствующую оценку, и отметила, что в нарушение требований ст.ст. 57-59, 212-214, 303, 315 ГПК суды согласились с предоставленным работодателем доказательством (актом своих работников), не дав при этом любой правовой оценки этим доказательствам на предмет их достоверности, достаточности, взаимосвязи с другими доказательствами и приведенными возражениями и доводами истца, в том числе относительно неприязненных отношений с председателем сельского совета.

Кроме того, коллегия судей отметила, что суды сделали преждевременный и без надлежащей правовой оценки вывод об отказе в удовлетворении иска из-за пропуска срока обращения в суд, определенного ст. 233 КЗоТ (один месяц), поскольку нормы КЗоТ не содержат исчерпывающего перечня оснований, которые можно считать уважительными при пропуске срока обращения в суд, они должны учитываться в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела. Так, суды не приняли во внимание тот факт, что пропуск срока обращения в суд является незначительным (менее месяца), а совершенные истицей в это время действия (обращение в инспекцию труда, к прокурору и т.д.) были направлены именно на защиту ее нарушенных трудовых прав, которые суд действительно считал нарушенными.

Суд кассационной инстанции также не согласился с выводом судов низшей инстанции о том, что при отказе в иске по основным требованиям – о восстановлении на работе, можно взыскать моральный вред, который является производным требованием. Независимо от оснований отказа в иске о восстановлении на работе (по сути требований или по пропуску срока обращения в суд) право истицы является незащищенным, нарушенное право не восстановлено, а следовательно, и оснований для возмещения морального вреда, как производной искового требования за такие действия ответчика, нет.

Источник: ЛІГА:ЗАКОН