elektronnaya-kommertsiya-300x296До самого недавнего времени интернет-коммерция, активно развивающаяся в Украине, находилась за пределами интересов законодателя. Нельзя сказать, что государственные органы вообще не уделяли внимания этой сфере. К примеру, НБУ достаточно активно занимался регулированием рынка платежных инструментов (пускай и занимая при этом зачастую весьма жесткую позицию) и интернет-банкинга. То же самое касается и других специализированных органов.

Но с общим, “рамочным”, законом, который бы заложил основы правового регулирования коммерческой деятельности в Интернете, у Верховной Рады не складывалось. Из нескольких попыток провести через парламент соответствующие проекты (часть из которых инициировалась и весьма активно поддерживалась ключевыми участниками рынка онлайн-коммерции) увенчалась успехом лишь одна, да и то растянувшаяся на несколько лет и два созыва ВРУ. В результате с 30 сентября в Украине действует Закон “Об электронной коммерции”.

Что это меняет?

Самое главное изменение – в законодательстве появились понятия электронной сделки и электронного договора, а также установлены основные правила их совершения (заключения).

При этом электронные сделки по своему статусу приравнены к сделкам, заключенным в письменной форме, что дает возможность в суде в качестве доказательств использовать электронные сообщения, созданные и отправленные в рамках заключения таких сделок. Это, кстати, прямо закреплено ч. 13 ст. 11 Закона “Об электронной коммерции”.

Впрочем, в процессуальные кодексы соответствующие изменения не внесены, что может вызвать в первое время определенные эксцессы при рассмотрении конкретных дел. Также недостатком, по нашему мнению, является то, что никак не определен статус подобных сообщений в уголовном процессе на этапе досудебного расследования.

Стоит отметить, что значительная часть новых норм посвящена порядку заключения электронных договоров и регулирует прежде всего те особенности этого процесса, которые возникают из особенностей функционирования информационно-телекоммуникационных систем. В частности, существенной новеллой является возможность легального оформления электронных сделок без применения электронной цифровой подписи. Особого внимания заслуживает закрепление на уровне Закона возможности предоставления акцепта с помощью информационно-телекоммуникационной системы путем совершения определенных действий, о которых договорились стороны. Вместе с тем договоренность о способе акцепта считается достигнутой, если информация о таком способе явно доведена до покупателя и он совершил соответствующие действия.

Таким образом, полностью легализуются давно вошедшие в практику способы заключения сделок непосредственно на сайте, в том числе с использованием электронных платежных инструментов (но в последнем случае – только в части регулирования правил заключения договора).

Вторым ключевым изменением, которое все ждали от нового Закона, является определение статуса субъектов электронной коммерции и поставщиков промежуточных услуг. Надо сказать, что закрепленные в результате нормы в значительной мере оправдали ожидания участников рынка. Закон “Об электронной коммерции” четко разводит эти два статуса.

При этом, что важно, ч. 4 ст. 9 Закона “Об электронной коммерции” прямо закрепляет освобождение поставщика услуг промежуточного характера (то есть провайдера, доменного регистратора, владельца сайта) от ответственности за содержание переданной или полученной информации, а также за вред, причиненный вследствие использования результатов оказанных им услуг при условии, что он не является инициатором передачи такой информации, не выбирает ее получателя и не может изменить ее содержание. На практике, к примеру, это означает, что владелец портала частных объявлений не будет нести ответственности за поставку товара ненадлежащего качества лицом, разместившим объявление на его портале. Следовательно, с владельца портала снимается обязанность проверять достоверность размещенной пользователями информации.

Эта норма может вызвать параллельное существование двух бизнес-моделей: порталов, не проверяющих информацию и не несущих ответственности, и тех, кто делает проверку предоставляемой информации своим конкурентным преимуществом. Кстати, такое положение вещей вполне отвечает мировой практике.

Третье важное изменение, которое произошло в регулировании интернет-коммерции, – закрепление статуса покупателя. В первую очередь здесь стоит обратить внимание на урегулирование вопроса об объеме предоставляемой потребителем для заключения сделки информации. В ч. 4 ст. 7 Закона “Об электронной коммерции” указано, что продавец имеет право требовать от покупателя только ту информацию, без получения которой невозможно заключение и исполнение договора. В результате у покупателя появляется возможность добиваться признания истребования той или иной информации у него незаконным.

Что не поменяется?

По сути, новый Закон направлен прежде всего на закрепление и законодательное оформление уже сложившейся системы отношений и их регулирования. К тому же большая часть его норм достаточно гибка, что позволяет сторонам отношений самостоятельно регулировать свои отношения в достаточно широких пределах. Следовательно, можно сказать, что вряд ли изменится вся сложившаяся на данный момент система отношений в сфере электронной коммерции.

Кроме того, из-под действия Закона выведен достаточно существенный пласт вопросов, касающихся функционирования платежных систем и оказания банковских услуг. Эти вопросы по-прежнему будет регулировать НБУ.

Также несмотря на то, что ч. 4 ст. 1 Закона распространяет его действие на деятельность иностранных субъектов электронной коммерции на территории Украины, вряд ли для иностранных операторов рынка что-либо изменится. К сожалению, у отечественных государственных органов просто нет достаточных инструментов влияния для реальной имплементации данной нормы.

Источник: Лига Закон