1390148573-8670-rada-byudjet-zakonyi-16-yanvaryaЦентр политико-правовых реформ, проанализировав законы 16 января, назвал их противоречащими Конституции

Центр политико-правовых реформ проанализировал законы 16 января и предоставил правовую оценку как норм, так и самого процесса их принятия. Народные депутаты, принимая эти законы, нарушили нормы Конституции Украины и Закона «О Регламенте Верховной Рады Украины», в частности:

— все законопроекты (кроме Закона о госбюджете на 2014 г.) были противоправно включены в повестку дня пленарного заседания ВР. По общему правилу (ч. 2 ст. 96 Регламента), вопрос о включении законопроекта в повестку дня сессии ВР рассматривает в течение 30 дней после принятия заключения главного комитета, но не раньше, чем через 2 дня после предоставления народным депутатам заключения головного комитета, заключения других комитетов. Не подпадает такая ситуация и под специальную процедуру, когда согласно ч. 4 ст. 96 Регламента, по процедурному решению ВР для безотлагательного рассмотрения может быть включен в повестку дня пленарного заседания (без дополнительного включения в повестку дня сессии) законопроект, если он был подготовлен для срочного рассмотрения во исполнение соответствующего поручения ВР. Однако такого поручения не было.

— законопроекты № 3879, № 3883, № 3893 не раздавались народным депутатам для ознакомления, поэтому они не знали содержания этих проектов. Законопроекты не прошли установленных Регламентом процедур обсуждения при их принятии и были приняты сразу за основу и в целом. Не соблюдены предусмотренные Регламентом процедуры ни полного обсуждения вопросов на пленарном заседании ВР, ни сокращенной процедуры (ст. 30, 31 Регламента). Была также нарушена ч. 4 ст. 102 Регламента, согласно которой по решению ВР допускается окончательное принятие законопроекта (кроме проектов кодексов и законопроектов, содержащих свыше 100 статей, пунктов) сразу после первого или второго чтения, если законопроект признан не требующим доработки и если не поступило замечаний по его содержанию от народных депутатов, других субъектов права законодательной инициативы. Ни один из законопроектов 16 января не проходил обсуждения на пленарном заседании. Этим самым ограничено предусмотренное ст. 93 Конституции конституционное право законодательной инициативы народных депутатов и других субъектов законодательной инициативы. Ведь незапланированное внесение на пленарное заседание проектов и принятие их одновременно за основу и в целом лишило субъектов законодательной инициативы возможности внесения поправок и предложений к этим законопроектам (на эти нарушения также указывал Н.Катеринчук в своем иске относительно «законов 16 января»).

— имело место ограничение конституционных полномочий комитетов ВР осуществлять законопроектную работу, подготовку и предварительное рассмотрение вопросов, отнесенных к полномочиям ВР (ч. 2 ст. 89 Конституции). Законопроекты № 3879, № 3883 , № 3893 парламентскими комитетами не рассматривались. Этим нарушены также требования ч. 1 ст. 93 Регламента. Это требование было полностью проигнорировано. В частности, законопроект № 3879 поступил в большинство комитетов вообще 17 января (то есть уже после «принятия закона».

— форма голосования не дает возможности установить количество народных депутатов, которые проголосовали за эти законопроекты, чем вероятно было нарушено ч. 3 ст. 84 Регламента (голосование осуществляется народным депутатом Украины лично) и ст. 91 Конституции Украины (ВР принимает законы большинством от ее конституционного состава). Голосование руками с автоматическим зачислением в голоса «за» всех депутатов двух фракций является неконституционным. Вместо счетной комиссии подсчет осуществлял единолично глава (кстати, один из авторов одиозного законопроекта № 3879). Хотя согласно ч. 2 ст. 17 Регламента такая комиссия избирается на основе принципа пропорционального представительства депутатских фракций (депутатских групп). Но три фракции из пяти вообще не принимали участия в голосовании и подсчете.

— нарушена процедура подписания «законов». Согласно ч. 2 ст. 130 Регламента председатель ВР подписывает представленный на подпись закон не ранее двух дней со дня его представления, кроме случаев, предусмотренных Регламентом . Этим также было нарушено гарантированное ч. 3 ст. 130 Регламента право народного депутата на обращение к Председателю ВР с обоснованным предложением о внесении уточнений в принятый закон, в т. ч. в случае выявления нарушений законодательной процедуры, предусмотренной Регламентом, следствием чего может быть отмена результатов голосования.

Также у Центра есть замечания к сути принятых законов.

Ограничивается свобода мирных собраний (напомним, нормы о массовых собраниях, принятые ВР,назвали европейской практикой)

В частности, в 10 раз возрастает штраф (до 10 200 грн.) и вводится админарест за нарушение установленного порядка организации либо проведения мирных собраний, а также создание условий для таких мирных собраний. Вместе с тем такой порядок сегодня определяется советским указом и местными актами, которые противоречат ст . 39 и 92 Конституции.

Использование палаток , предметов или конструкций, используемых как сцена, звукоусилительной аппаратуры является элементом реализации права на мирные собрания. Однако вопреки ст. 39 Конституции, которая устанавливает уведомительный характер реализации этого права, изменениями предусматривается необходимость получения разрешения милиции на такие действия.

Введение строгих административных взысканий (до 15 суток админареста) за использование во время мирных собраний и других массовых мероприятий масок , шлемов и других средств, препятствующих идентификации личности при проведении мирных собраний, противоречит стандартам ОБСЕ по свободе мирных собраний.

Под углом зрения европейских стандартов автоматический запрет на ношение средств, препятствующих идентификации личности, является непропорциональным ограничением действий участников мирных собраний. Такие действия не следует запрещать до тех пор, пока маска или костюм не используется только для предотвращения идентификации личности, поведение которого дает веские основания для ареста и до тех пор, пока маска не создает явной и непосредственной угрозы неотвратимой противоправного поведения (п. 98 пояснительной записки с Руководящими принципами ОБСЕ по свободе мирных собраний).

Изменениями в законы организаторы мирных собраний лишаются права на справедливый суд по делам об ограничении свободы мирных собраний, поскольку предусмотрено 24-часовой срок рассмотрения, что не только не дает возможность должным образом подготовиться к делу, но даже прибыть в суд, если он находится в другом населенном пункте. Также суд получил право не мотивировать постановление сразу после принятия решения, однако само решение должно быть выполнено немедленно.

Изменениями в Закон «Об исполнительном производстве» предусмотрена возможность исполнения решения об ограничении свободы мирных собраний в отношении любых лиц, которые намерены реализовать право на мирное собрание, а не только в отношении собрания, организованного ответчиками. За невыполнение такого судебного решения введена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы на 4 года. Указанные положения узаконивают практику автоматических запретов проводить мирные собрания всем на определенной территории в течение определенного времени. Вместе с тем такая практика противоречит стандартам ОБСЕ и является непропорциональным ограничением свободы мирных собраний.

Кроме того, изменениями в КоАП предусмотрено за движение в колонне из 5 автомобилей предполагается наказание в виде возмездного изъятия транспортного средства. Но механизм выполнения этого взыскания (только частичный возврат стоимости изъятого имущества) противоречит гарантиям защиты частной собственности предусмотренным ч. 5 ст. 41 Конституции.

Ограничивается право на справедливый суд (В.Загария назвал данные нормы оправданным шагом законодателя)

Заочное производство (проект № 3587) нарушает право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Европейской конвенции по правам человека, в частности, право человека на участие в судебном разбирательстве. Согласно позиции ЕСПЧ (дело «Колоцца против Италии») человека могут осудить в заочном порядке, только если он однозначно заявит суду об отказе от участия, а не в случае повторного ее неявки на заседание (как это предусмотрено «законом от 16 января»).

КоАП и процессуальные законы дополняются положениями о том, что за неуважение к суду, суд безотлагательно может наложить штраф до 5100 грн. или админарест до 15 суток. Постановление является окончательным и не может быть обжаловано. Примечательно, что взыскивать за неуважение будет тот же суд, который признает себя жертвой неуважения. Это противоречит основополагающему принципу о том, что судья не может решать дело.

Также вопреки ст. 121 Конституции значительно расширены полномочия прокурора по обращению в суд. Теперь он может обращаться не только в интересах государства или отдельных граждан, как определено Конституцией. В частности, прокурор сможет подавать иски с целью устранения препятствий в пользовании не только государственным, но и коммунальным имуществом, и даже имуществом общественных объединений. При подаче заявления прокурора о принудительном исполнении судебных решений по таким делам стадия добровольного исполнения удалена. То есть, вопреки принципу равенства сторон перед законом и судом (ч. 3 ст. 129 Конституции) прокурор получил исключительные полномочия в судебном процессе, которые отсутствуют у других сторон.

Об экстремистской деятельности

Уголовный кодекс дополняется статьей 110-1 «Экстремистская деятельность». При этом указанная статья содержит по крайней мере две опасности.

Во-первых, положения статьи выписаны недостаточно ясно, что может повлечь случаи ее применения к людям, которые не совершили никаких общественно опасных деяний. Например, не исключено, что за «распространение через социальные интернет-сети» материалов, содержащих признаки «разжигания социальной розни», будут привлекаться лица, недовольные проявлениями социального неравенства (например представители «Налогового Майдана»), а за «публичные высказывания экстремистского характера» — лица, которые по мотивам ущемления их языковых прав как представителей титульной нации или, наоборот, национального меньшинства, будут призывать к проведению мирных массовых акций.

Во-вторых, ответственность за подавляющее большинство введенных ст. 110-1 деяний уже предусмотрено другими статьями УК (ч. 1 и 2 ст. 109; ч. 1 ст. 110 и др.).

Кроме того, в ст. 4 Закона «Об общественных объединениях» вводится дополнительное в сравнении с ст. 37 Конституции основание для запрета общественного объединения — осуществление им экстремистской деятельности. Определение экстремистской деятельности очень широкое и размытое, что дает возможность его применять избирательно и произвольно.

Ограничение свободы объединения (об «иностранных агентах»)

Вносятся изменения в Налоговый кодекс и Закон «Об общественных объединениях», которыми вводится в украинском нормативное поле понятие «общественного объединения, выполняющего функции иностранного агента» (напомним, Минюст призывает общественные объединения начать выполнять нормы об «иностранных агентах»).

Сам термин является дискриминационным и некорректным. Ведь в украинском языке слово «агент» определяется как представитель, доверенное лицо организации, учреждения и т.д., выполняющий различные поручения, задания, или лицо, являющееся чьим-то ставленником, служит чьим-то интересам, или просто тайный сотрудник органов разведки какого-либо государства, организации, шпион.

Предложенные новации административного характера (обязанности отдельной регистрации, ежемесячной отчетности перед органами юстиции, дополнительного бухучета) , налогового (налогообложение как предпринимательских структур) и морального характера (обязательное указание в названии статуса агента, др.) имеют очевидный дискриминационный характер. Нарушение любого из новых обязанностей может привести к запрету общественного объединения, что противоречит ч. 1 ст. 37 Конституции, которая устанавливает исчерпывающий перечень оснований запрета деятельности общественных организаций.

Ссылка представителей власти в вопросе «иностранных агентов» на опыт США некорректна. В частности, Закон о регистрации иностранных агентов США (Foreign Agents Registration Act) 1938 предусматривает госрегистрацию лиц и организаций (компаний, ассоциаций, партнерств и др. формы объединения лиц), которые действуют на территории США под контролем и в интересах иностранных доверителей (foreign principals): иностранных правительств и политических партий, иностранных физ- и юрлиц. Лица и организации считаются агентами иностранных доверителей (agents of foreign principals), если они осуществляют, к примеру, политическую деятельность в США в интересах иностранного доверителя.

Учитывая очевидную противоправность законов от 16 января и по процедуре принятия, и по содержанию, указанные акты могут быть определены как ничтожные, то есть такими что не имеют юридической силы, отмечается в заключении Центра. — Все граждане Украины, органы госвласти и их должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Украины, которая имеет высшую юридическую силу и действовать в соответствии с ее нормами, которые имеют прямое действие.

Источник: ЛІГА:ЗАКОН