473297Проблемы, вызванные применением на практике положений новой редакции Закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее – закон о банкротстве), требуют решения. В связи с этим не так давно за круглым столом собрались представители Министерства юстиции, общественных организаций, адвокатских объединений и арбитражные управляющие. Специалисты пришли к единогласному мнению о том, что новая редакция содержит большое количество действительно положительных моментов, которые, однако, нивелируются многочисленными недоработками.

Как выяснилось в ходе обсуждения, недоработки уже учтены в законопроекте №0883 от 12.12.2012 «О внесении изменений в некоторые законы Украины по вопросам банкротства», который, к большому сожалению действующих и потенциальных участников процедур банкротства, пока не рассмотрен. Очевидно, это объясняется тем, что народные избранники не смогли приступить к своим непосредственным обязанностям в связи с «боями за трибуну».

Только с аукциона, или Как лицензировать деятельность, не требующую лицензирования?

Одной из насущных проблем распорядителей имущества стала его реализация. Согласно положениям новой редакции закона о банкротстве, продажа имущества должника может осуществляться через аукцион или путем прямой продажи. В свою очередь, прямая продажа становится возможной, если стоимость имущества не превышает 1 тыс. грн, либо в случае отсутствия желающих приобрести его в порядке аукциона. Таким образом, можно прийти к логическому заключению о том, что в большинстве случаев аукцион все-таки должен проводиться.

Полномочия по его проведению возлагаются на привлеченных ликвидатором организаторов. Они должны соответствовать ряду требований, среди которых – занятие данной деятельностью не менее 3 лет, а также наличие лицензии на проведение этой деятельности. Так, согласно ч. 6 ст. 49 Закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» №4212-VI от 22.12.2011, вступившего в силу 19.01.2013, организатором аукциона является определенное заказчиком физическое или юридическое лицо, имеющее лицензию на проведение торгов, с которым заказчик заключил договор на проведение аукциона.

В то же время, деятельность по проведению аукционов не входит в список видов деятельности, которые подлежат лицензированию, закрепленный в законе о лицензировании. Так, в ст. 9 Закона «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности» определен перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию по этому закону и в соответствии со специальными законами. Проведение торгов как вид деятельности, подлежащей лицензированию, в обоих перечнях отсутствует. А согласно ч. 2 ст. 2 закона о лицензировании, виды хозяйственной деятельности, не предусмотренные в ст. 9 данного Закона, лицензированию не подлежат. Выходит, что деятельность, проведение которой требует наличие лицензии, лицензирована быть не может?

В официальном ответе на письмо «Судебно-юридической газеты» Министерство юстиции Украины отметило, что «устранение этой несогласованности между законодательными актами предусматривается внесенным правительством и принятым Верховной Радой Украины в первом чтении проектом Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины по вопросам банкротства» от 12.12.2012 (р. №0883)». Но пока такая несогласованность не устранена и порождает массу проблем.

На практике, поясняют ликвидаторы, приходится использовать положение о самостоятельном проведении аукциона, которое, кстати, предусмотрено новой редакцией закона. Однако и тут возникают существенные препятствия, поскольку реализация, т. е. отчуждение недвижимости «завязано» на Едином реестре недвижимого имущества, с которым, в связи с последними законодательными инициативами, пока не могут разобраться ни государственные органы регистрации, ни нотариусы.

Замена понятий

Кратко характеризуя отечественное законодательство о банкротстве, судья Высшего хозяйственного суда Украины Владимир Полищук отметил, что все начиналось с небольшого закона 1992 г., написанного преимущественно по рекомендациям иностранных экспертов. Главным недостатком закона было абсолютное отсутствие регламентации процедуры банкротства. Именно ею по требованиям иностранных инвесторов и Международного валютного фонда была дополнена новая редакция.

Однако сегодняшние законодательные положения несовершенны как с процессуальной, так и с терминологической точки зрения. Например, термин «банкротство» в Европе ассоциируется с нормами уголовного права и должен быть заменен на «неплатежеспособность». Термин «арбитражный управляющий» г-н Полищук считает устаревшим, поскольку таковой не имеет семантической связи с институтом процедуры банкротства. Очевидно, что этот термин отображает привязку к арбитражным судам и после их упразднения требует замены на термин европейского образца. Например, в последнее время в международных деловых кругах широко используется термин «антикризисный менеджер», который, учитывая направленность нынешнего законодательства на финансовое оздоровление предприятия, полнее отображает смысл сентенций современного закона о банкротстве.

Сами арбитражные управляющие высказывают готовность стать управляющими судебными с правом свободного доступа к судьям, в т. ч. и в совещательную комнату. Но это, конечно, являются весьма сомнительным с точки зрения здравого смысла и буквы закона.

Кто будет «казнить и миловать»?

 В то же время, несправедливо было бы не упомянуть о действительно прогрессивных инновациях, заложенных в новой редакции закона. Бесспорно, положительным является ненавязчивое подталкивание арбитражных управляющих к самостоятельности – на законодательном уровне предусмотрено создание их общественной организации с всеукраинским статусом. Как было указано выше, члены этой организации получат возможность наравне с сотрудниками Минюста «классифицировать» своих коллег. Более того, арбитражные управляющие получают непосредственный доступ к дисциплинарной комиссии и будут «казнить и миловать» (а возможно, только казнить!) тех, чьей работой остались недовольны участники процедуры банкротства.

Кроме этого, в законе упразднена ст. 52 о несуществующем должнике, которой активно пользовались желающие обанкротиться, дабы избавиться от финансовых обязательств. Подача заявления и открытие производства разведены во времени промежутком в 14 дней, в течение которых суд проводит проверку заявленных требований. Все дела, участником которых является должник, за исключением административных и налоговых споров, передаются судье, ведущему дело о банкротстве. Кредиторы могут предъявлять требования на протяжении всей процедуры, но по истечению месяца с момента публикации соответствующего объявления могут рассчитывать только на 6 очередь. Сама публикация будет осуществляться судом на официальном веб-ресурсе, но этого следует ожидать не ранее, чем через 2 года.

Источник: Судебно-юридическая газета