425807224_bd79949a9a_b_433x433Новые регистрационные процедуры (Законы «О внесении изменений в Закон Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц – предпринимателей» и некоторые другие законодательные акты Украины относительно децентрализации полномочий по государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» и «О внесении изменений в Закон Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений» и некоторые другие законодательные акты Украины относительно децентрализации полномочий по государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений»), которые в полном объеме начали работать с 1 января 2016 года, позиционировались как элементы сразу двух важнейших реформ – децентрализации (за счет передачи прав по совершению регистрационных действий на места, причем органы местного самоуправления получали право самостоятельно определять, хотят ли они принимать данные полномочия) и дерегуляции (за счет упрощения процедур и увеличения числа субъектов регистрации).

Одной из первых проблем, с которой пришлось столкнуться при внедрении столь кардинальных новшеств, стала неготовность органов местного самоуправления и нотариусов принимать на себя новые полномочия. Частично это было демпфировано предоставлением на период до 30 апреля 2016 года территориальным органам Минюста права осуществлять регистрационные действия. На протяжении этого переходного периода активно велось обучение нотариусов, а также проводилась аккредитация субъектов регистрации  (в сфере регистрации прав на недвижимость это прежде всего БТИ).

И вот уже два месяца новая система регистрации действует в полном объеме, что дает возможность подвести некоторые итоги.

В целом они достаточно ожидаемы.

Внедрение принципа экстерриториальности (в сфере регистрации прав на недвижимость – неограниченного для нотариусов и ограниченного для остальных субъектов, а в сфере регистрации юрлиц – неограниченного для всех субъектов) доказало свою эффективность с точки зрения обеспечения доступа граждан и бизнеса к админуслугам.

В то же время, как и прогнозировали специалисты, такая система повысила риски  в силу некоторого облегчения деятельности рейдеров. Особенно это актуально для схем, включающих фиктивную продажу корпоративных прав.

Аналогичные последствия имело и расширение круга субъектов регистрации. Наибольший эффект оно дало в крупных городах, где имеется большое число нотариусов – их клиенты имеют значительно расширенный спектр вариантов. В то же время для небольших населенных пунктов ситуация мало изменилась – их жителям чаще всего по-прежнему надо совершать поездки для совершения регистрационных действий. Возможно, ситуация существенно изменится после получения Укрпочтой статуса аккредитованного субъекта.

И, опять же, активизировались и мошеннические действия с недвижимостью, в первую очередь с той, информация о правах на которую до сих пор не внесена в реестр. При этом уже появляются заявления нотариусов о том, что их ключи доступа к реестру ненадежны и взламываются злоумышленниками для совершения мошеннических действий с записями реестра.

В этой связи нельзя не отметить, что две стороны имеет и следующее фундаментальное изменение – установление приоритета электронных сведений реестра. Особенно ярко это проявляется в сфере регистрации недвижимости, поскольку бумажные свидетельства о праве собственности в принципе отменены и «эталоном» сведений о правах является содержание соответствующего раздела реестра. С одной стороны, это страхует на случай утраты правоустанавливающих документов. С другой же стороны, осложняет ситуацию в случае внесения в реестр недостоверных сведений. В таком случае отстаивать свои права придется путем подачи жалобы на действия регистратора.

Введение процедуры административного обжалования действий госрегистратора – еще один краеугольный камень реформы.  Данная процедура позволяет, в том числе, отменить решение о регистрации права / регистрации юрлица. Однако ей присущ ряд ограничений, в частности, Минюст не намерен подменять суды либо противоречить им. Из этого следует невозможность оспаривать действия регистратора по исполнению судебных решений, а также невозможность получить решение органов по рассмотрению жалобы при наличии судебного решения либо открытого производства по тому же вопросу.

В то же время данная процедура является бесплатной для жалобщика и намного более короткой, нежели судебное производство – 45 дней с момента поступления жалобы в соответствующий орган. Основной же недостаток – невозможность заблокировать дальнейшие регистрационные действия, что, к примеру, дает возможность организовать последующие продажи недвижимости. При этом совершение последующих регистрационных действий автоматически приводит к отказу в удовлетворении ранее поданной жалобы. В целом, такая конструкция облегчает жизнь мошенникам, однако гарантирует и права добросовестного приобретателя – он точно может быть уверен, что проблемы, имевшие место в прошлом, не «догонят» его неожиданно, поскольку срока давности для подачи административной жалобы не существует (главное – иметь возможность доказать, что она подана не позднее 30 дней с момента, когда заявитель должен был узнать о нарушении своих прав).

А вот ужесточение ответственности за правонарушения в сфере государственной регистрации недвижимости и бизнеса пока себя не слишком проявило. Скорее всего, существенные подвижки на этом поприще мы увидим не ранее чем через еще примерно полгода.

ВЫВОД:

В целом же опыт полугодового применения новых норм законодательства относительно государственной регистрации показал: новые процедуры жизнеспособны, однако требуют точечных доработок, которые бы минимизировали риски для собственников недвижимости и бизнеса.

Источник