2016-й год был богат на реформы. Одни были действительно удачными и перспективными, другие уже с самого начала порождали вопросов больше, чем ответов. Не осталась в стороне от евроинтеграционных процессов государства и основная ветвь власти. Так с какими перспективами мы вступаем в новый 2017 год? Какие изменения уже запущены, а какие еще ждут своей очереди? Попробуем разобраться вместе.

I. Судебная система

«Верховный Суд – это группа юристов, которые исправляют ошибки других судов и увековечивают свои собственные». Несмотря на то, что автор высказывания остается неизвестным, актуальности своей оно не теряет. К сожалению.

Казалось, еще не отошел в далекую историю 2010-й год, который ознаменовался уже предпоследней значительной судебной реформой, как на замену ей пришла новая, которая снова коренным образом изменила систему судоустройства Украины. Под реформирование, в той или иной мере, попали сразу все направления жизнедеятельности украинского суда.

Сейчас довольно тяжело делать прогнозы относительно того, насколько положительными и действенными станут изменения, связанные с порядком назначения судей, ощутит ли рядовой гражданин разницу в работе Высшего совета правосудия по сравнению с Высшим советом юстиции, реализуется ли наконец принцип прозрачности и компетентности при назначении работников Фемиды. Дело в том, что все эти вопросы, несмотря на степень и особенности их законодательного регулирования, все равно остаются в решающей зависимости от «человеческого фактора», то есть от сознательности тех лиц, которые эти законы реализуют.

Поэтому рассмотрим те вопросы, в которых у нас есть больше шансов сделать компетентные и обоснованные выводы, в частности сосредоточимся на новом размежевании судов по принципам специализации и инстанционности.

Если принцип территориального деления не претерпел существенные изменения по новому Закону, то вопрос количества судебных инстанций снова был пересмотрен.

Несмотря на конституционное закрепление апелляционного и кассационного обжалования судебных решений, которое по многолетней мировой практике предусматривает наличие вообще трех инстанций, в Украине приблизительно пять последних лет существовала так называемая двойная кассация, которая фактически трансформировала судебную систему в четыре инстанции.

Новый Закон «О судоустройстве и статусе судей» ликвидировал высшие специализированные суды в таком виде, как они существовали до этого, то есть как суды кассационной инстанции. Теперь все полномочия кассационного пересмотра решений судов, независимо от их специализации, сосредоточились исключительно у Верховного Суда. Кстати, название высшего судебного органа государства утратило слово «Украины» в связи с нецелесообразностью такой конкретизации и ссылкой законодателя на отжившую постсоветскую традицию.

Можно ли считать положительной тенденцию отмены одной из судебных инстанций? Считаем, что можно, и на то есть не менее двух причин.

 Во-первых, трехуровневая система рассмотрения судебных дел отработана многими государствами за долгие годы и обоснованно признана оптимальной. Три инстанции позволяют надлежащим образом обеспечить права участников процесса на справедливый суд и одновременно устанавливают разумный срок рассмотрения дел. Досадно, что установленные законом сроки отнюдь не всегда выдерживаются на практике, однако это уже, скорее, вопрос правоприменения и сознательного отношения участников к процессу.

 Во-вторых, единая кассационная инстанция наверняка даст возможность лучше обеспечить перенесенный из прошлого Закона принцип единства судебной практики. Раньше Верховный Суд Украины преимущественно осуществлял пересмотр дел в результате неодинакового применения высшими специализированными судами норм закона. Будем надеяться, что у единого судебного органа унифицировать судебную практику выйдет лучше, чем у четырех отдельных.

Кроме того, учитывая предусмотренную новым Законом структуру Верховного Суда, которая включает Большую Палату Верховного Суда, Кассационный административный суд, Кассационный хозяйственный суд, Кассационный уголовный суд и Кассационный гражданский суд, у нас нет оснований переживать из-за утраты отраслевой направленности и наличия достаточной компетенции судей.

Очевидно, что наличие пяти отдельных структурных единиц в составе единого Верховного Суда фактически будет дублировать размежевание компетенций, что существовало и раньше, однако в форме отдельных судебных органов.

Непривычным нововведением для украинских юристов стало обновление правового статуса высших специализированных судов. Так, создавая Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд, законотворец наделил их полномочиями на рассмотрение дел в качестве первой судебной инстанции.

Наверно, эта новелла вызвала самый большой резонанс, а кое-где и непонимание среди специалистов. И для этого было несколько причин.

На фоне тотальной борьбы с коррупцией во всех ветвях власти не вызывает никаких вопросов создание отдельного антикоррупционного суда. Почему и для чего он, мы понимаем и без дополнительных объяснений. Снова-таки, к сожалению.

А вот каким было основание для вывода в отдельное судебное звено дел, связанных с интеллектуальной собственностью, наверно, до сих пор остается загадкой почти для всех. Нет, никто не возражает, что споры в сфере интеллектуальной собственности имеют место, как и то, что они должны рассматриваться компетентными специалистами. Однако такие споры возникают как в пределах гражданского, так и в пределах хозяйственного процесса, аналогично, например, земельным спорам, договорным или спорам по вопросам прав собственности. Почему же из всех предложенных именно споры по вопросам интеллектуальной собственности получили отдельный судебный орган, пока остается открытым вопросом.

Не менее открытыми являются и вопросы размежевания компетенции Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности с компетенцией общих и хозяйственных судов, принятия соответствующего процессуального закона, на основании которого будет осуществляться производство, а также порядок пересмотра решений вновь созданного суда.

Да, действительно, каким образом будет обеспечиваться обжалование решений Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности, принятая редакция Закона «О судоустройстве и статусе судей» не устанавливает. Будет ли для соответствующей категории дел реализовано право на апелляционное и кассационное обжалование и каким образом, будет ли осуществляться обжалование решений специализированного суда только в один этап, пока непонятно.

В многочисленных комментариях специалистов высказывалось мнение, что решение специализированного суда будут обжаловаться в Кассационный хозяйственный суд, который будет действовать в структуре Верховного Суда.

Очевидно, причиной для таких выводов стало предусмотренное Законом обязательное создание палаты для рассмотрения дел о защите прав интеллектуальной собственности в пределах Кассационного хозяйственного суда.

Однако никто не отменял наличие споров, предметом которых являются права интеллектуальной собственности, которые по своим признакам не относятся к категории хозяйственных споров. Так что такая позиция по очевидным причинам более чем сомнительна.

В любом случае все вопросы, связанные с созданием высших специализированных судов и нормативной регламентацией их компетенции и особенностей деятельности, остаются открытыми. А действующая редакция Закона не столько решила эти вопросы, сколько указала на то, что тема открытая и должны быть решена. И решаться она должна именно в 2017-м году, в котором и должны быть созданы высшие специализированные суды.

Подытоживая новеллы Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» в разрезе осуществления правосудия, следует еще раз отметить, что много принятых принципиальных изменений ожидаемо положительные. Однако принятием указанного Закона и изменений в Конституцию реформа не завершается, а скорее только начинается. И в новый год мы входим с двумя ключевыми задачами: первая – фактическое переформатирование, перезагрузка и создание новых судов в таком виде, как это закреплено в Законе; вторая – детальное нормативное урегулирование их деятельности, как организационной, так и процессуальной.

 II. Конституционный Суд

Конечно, говоря об обновленных судах в Украине, мы не можем не упомянуть о Конституционном Суде Украины. И тут принципиально новым стал подход законотворца к определению места Конституционного Суда в системе органов власти.

Если предыдущий Закон о судоустройстве определял две базовые ветви судебной системы – конституционную и общую юрисдикцию, то новый Закон, регламентируя вопрос системы судоустройства, вообще не упоминает о Конституционном Суде.

Нет, конечно же сам Конституционный Суд Украины остался, и даже сохранил основные компетенции (хотя и не все), однако теперь его вывели за пределы системы правосудия и окончательно предоставили ему отдельный статус.

Регламентации деятельности Конституционного Суда Украины, как и раньше, посвященраздел XII Конституции Украины, а также специальный Закон Украины «О Конституционном Суде Украины».

На наш взгляд, изъятие Конституционного Суда Украины из системы судов, осуществляющих рассмотрение споров, защиту и восстановление нарушенных, не признанных или оспариваемых прав, является хотя и непривычным на первый взгляд, однако объективно и логически обоснованным шагом.

Конституционный Суд – это также суд, однако суд очень своеобразный и специфический. Возможно, даже настолько, что включение его в единую систему органов судебной власти влечет установление искусственной связи между Конституционным Судом и всеми другими судебными органами, что не только не имеет правовой целесообразности, а даже идет не на пользу обеим направлениям.

Что касается обновленных полномочий Конституционного Суда, то самой яркой новеллой стало лишение Конституционного Суда Украины полномочий относительно официального толкования законов Украины.

Да, действительно, Конституционный Суд, как и раньше, реализует другие компетенции, такие как определение конституционности законов, других нормативных актов, соответствия международных договоров Основному Закону, официальное толкование норм непосредственно Конституции и т. п. Однако Законом о внесении изменений в Конституцию Украины из перечня полномочий Конституционного Суда Украины исключили полномочие относительно официального толкования законов Украины. И несмотря на то, что в Законе Украины «О Конституционном Суде Украины» соответствующие полномочия остаются, упомянутый Закон применяется исключительно в части, не противоречащей Конституции Украины.

Поэтому, начиная с 30.09.2016, все конституционные производства относительно официального толкования законов Украины были закрыты в связи с отсутствием полномочий.

Что же это означает? На самом деле это означает, что сейчас в Украине отсутствует компетентный орган, который вправе осуществлять официальное толкование законов Украины.

Причины указанного реформирования полномочий Конституционного Суда Украины остаются непонятными, а целесообразность таких изменений может быть (вероятно, даже должна быть) поставлена под вопрос.

На наш взгляд, наличие в государстве органа, компетентного осуществлять легальное толкование законов, обязательно, а целесообразность возложения указанных функций на Конституционный Суд, как это было раньше, более чем оправдана.

Каким образом может быть урегулирован этот вопрос и планируется ли его урегулировать вообще, особенно не обсуждается.

 III. Прокуратура

Современное демократическое правовое государство уже давно не представляет своего существования без классического распределения ветвей власти. Всем известно, где заканчивается законодательная, а где начинается исполнительная власть. Однако длительное время вопрос прокуратуры в системе органов власти Украины оставался в доктринальном ведении юристов-ученых.

Какую роль выполняет прокуратура и где ее место в государстве, как обеспечить максимальную чистоту и беспристрастность лиц, на чьих плечах лежит контроль самых важных процессов государства?

Окончательную точку и в этом вопросе поставили изменения в Конституцию. Законотворец таки набрался храбрости и сказал – прокуратуре в Украине быть. И быть ей неотъемлемой составляющей процесса правосудия.

Реализована эта позиция путем исключения из Конституции отдельного раздела, посвященного прокуратуре, и внесения соответствующих положений в полностью обновленный раздел VIII «Правосудие».

Тяжело не согласиться с целесообразностью такого решения. Прокуратура может и остается в какой-то мере институтом на границе разных ветвей власти, однако основная ее функция – это безусловно обеспечение законности.

В пределах судебной реформы в который раз претерпели существенные изменения вопросы полномочий прокуратуры. Действующая редакция Конституции определяет всего три основные компетенции прокуратуры: поддержание государственного обвинения, руководство досудебным расследованием и другие вопросы уголовного процесса, представительство интересов государства в суде. Несмотря на активные дискуссии, не вернули прокуратуре такие полномочия, как, например, представительство интересов граждан.

Действующая редакция Закона Украины «О прокуратуре» теперь также содержит очень много различий с Основным Законом, и сейчас можно с уверенностью сказать, что упорядочение нормативного регулирования деятельности прокуратуры также является одной из перспективных задач следующего законотворческого года.

 IV. Адвокатура

Вопрос деятельности адвокатуры в уходящем году, наверное, можно смело поставить по популярности обсуждения на второе место после реформы судебной системы. Да, действительно, адвокатура сейчас переживает довольно непростое время. Сегодня она существенно укрепляет свои позиции на уровне общенационального признания и нормативного регулирования и одновременно переживает сложный период реформ, внутреннего конфликта, очищения и перезагрузки.

Внесение в Конституцию Украины принципа исключительного адвокатского представительства в суде вызвало такое количество дискуссий, которому позавидовало даже решение о ликвидации высших специализированных судов. Позиции разделились на две прямо противоположные: укрепление доверия к адвокатской профессии и обеспечение надлежащей защиты с одной стороны и полная и неоправданная монополизация сферы с другой.

Раньше Основной Закон упоминал адвокатуру исключительно в статье 59, которая констатировала факт наличия института адвокатуры в Украине. Теперь же статья 1312Основного Закона прямо закрепляет исключительную компетенцию адвоката на представительство в судах, кроме случаев, которые установлены законом.

Сейчас специальные законы, которые урегулировали бы вопросы допуска в качестве представителей лиц, не имеющих свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью, в отдельных категориях дел не приняты.

Работа над такими законами также выносится перспективным планом в следующем году.

Сейчас в Верховную Раду Украины вносятся разные законопроекты. Одни предлагают определить понятие малозначительных споров, право на участие в которых будет предоставлено не адвокатам, на уровне нескольких миллионов, другие на уровне четырех минимальных заработных плат. Определить такую границу, установить ее обоснованно и целесообразно – это не простая задача для законотворца.

Отлагательным обстоятельством, дающим дополнительное время для принятия указанных решений, стала отсрочка вступления в силу соответствующей нормы. Так, для участия в делах, рассматриваемых судами кассационной инстанции, лица, не имеющие статус адвоката, не будут допускаться уже с 01.01.2017, для участия в судах апелляционной инстанции – с 01.01.2018 и для первой инстанции – с 01.01.2019.

Кроме того, Переходные положения Конституции в производствах, которые были начаты до вступления в силу нового Закона, предоставляют право участия представителей по законодательству, действовавшему ранее, – вплоть до принятия окончательного решения по делу.

В связи с принятием приведенных изменений, конечно, новое значение приобретает вопрос доступа к адвокатской профессии. И тут мы не можем не упомянуть о многочисленных организационных и финансовых сложностях, с которыми столкнулись юристы в 2016 году в процессе получения свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.

ВЫВОД:

Мы очень надеемся, что несмотря на все сложности и невероятные массивы работы, которые ждут нас впереди, как у государственных органов, так и у других звеньев общества хватит воодушевления для успешного развития и логического завершения всех начатых процессов реформирования, а также доработки, устранения допущенных ошибок, конкретизации и продолжения усовершенствования правовой системы, в частности, всех ее составляющих.

Источник