загруженное (16)Новации не только противоречат действующему законодательству и дублируют уже существующие нормы, но и создают существенный дисбаланс в правах потребителей и кредиторов, отмечают эксперты УКБС.

Ассоциация «Украинский Кредитно — Банковский Союз» обратилась в Министерство экономического развития и торговли Украины относительно неприемлемости новых требований в сфере потребительского кредитования, которые Министерство предлагает закрепить в Законе «О защите прав потребителей».

По мнению УКБС, предлагаемое Минэконоики введение т.н. «Презумпции безусловной правоты потребителя» (когда решение принимается в пользу потребителя в случае, если норма закона или подзаконного акта, допускает неоднозначное толкование прав и обязанностей потребителя или предприятия) повысит риски злоупотреблений со стороны недобросовестных потребителей и третьих лиц, которые также имеют право обращения в суд за защитой прав неопределенного круга потребителей.

Указанные новации нивелируют определенные в ГПК основные задачи гражданского судопроизводства в отношении справедливого, беспристрастного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел в целях защиты прав, свобод или интересов физических и юридических лиц, а также закрепленный в ст. 318 ГК принцип равенства всех субъектов права собственности перед законом.

В УКБС отмечают, что законопроект не учитывает, что законодательство обязывает государство обеспечивать равную защиту прав всех субъектов права собственности и равные условия защиты своих прав через судебный орган власти (ст. 386 ГК, ст. 5 ГПК). Равенство субъектов гражданских правоотношений, которая является основой гражданско — правового регулирования, выражается не только в равенстве прав при их реализации, но и в равенстве при их защите, что предусматривает обеспечение равных условий осуществления своих прав для всех сторон.

Это же касается и предложения по установлению «презумпции неосведомленности потребителя», что предполагает отсутствие у потребителя специальных знаний при рассмотрении судом его требований о возмещении убытков, причиненных недостаточной или неполной информацией (рекламой) об услугах и т.п. Ведь объем информации об условиях кредитования и ориентировочной совокупной стоимости кредита, которую банки согласно «Правил предоставления банками Украины информации потребителю об условиях кредитования и совокупной стоимости кредита» (Постановление НБУ от 10.05.2007 № 168) в письменном виде предоставляют потребителю перед заключением договора, является достаточным для принятия потребителем взвешенного решения и сознательного выбора финансовой услуги.

«Вопросы защиты прав потребителей финансовых услуг, поставленные в законопроекте, достаточно системно урегулированы действующим законодательством Украины. В частности, ЗУ «О защите прав потребителей», ЗУ «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг», постановлением НБУ № 168. Выполнение норм указанных законодательных актов является обязательным для всех банков, — отмечает Гендиректор Ассоциации «УКБС» Галина Олифер. — Кроме того, новации проекта, дискредитирующие кредитора, не защитят потребителя, а лишь приведут к свертыванию потребительского кредитования, объемы которого впервые после кризиса увеличились на 11,7 млрд. грн . или на 9,4 % с начала т.г. ( по данным НБУ за январь — октябрь 2013)».

Также эксперты УКБС отмечают дискриминационность и нецелесообразность возложения на изготовителей (исполнителей, продавцов) дополнительных штрафных санкций за невыполнение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50 % суммы, определенной судом в пользу потребителя. Они отмечают, что действующим законодательством уже предусмотрена ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, а потребитель имеет возможность возмещения имущественного и морального вреда в судебном порядке. Одновременно, оплата штрафа сверх размера ущерба приведет к злоупотреблениям правом потребителя и необоснованным финансовым нагрузкам на соответствующего субъекта правоотношений.

Кроме того, УКБС считает неуместным и предлагаемое в проекте ограничение формы кредитного договора нормой, позволяющей признать недействительным договор, основной текст которого напечатан шрифтом меньше 12 кегля. В УКБС объясняют, что данный кегль шрифта не является единственно возможным вариантом оформления договора и несоблюдение этого требования не может считаться объективным основанием для признания договора недействительным. Согласно ст. 638 ГК, договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора, в таком случае, размер шрифта не должен влиять на его действительность / недействительность. Принцип свободы заключения договора предусматривает, что если сторона при подписании договора не имела возможности его прочитать, то такая сторона откажется от подписания договора или будет требовать распечатку текста кеглем большего размера.

Источник: ЛІГА:ЗАКОН